Выпуски
Вход

Арктика времен развитого туризма

Где можно спуститься в угольную шахту ради развлечения?

Скачать фото

Архипелаг Шпицберген. Норвегия. Чуть меньше полутора тысяч километров до Северного полюса. Ледники, фьорды, тундра, горы, северное сияние, белые медведи, киты, звеняще чистый воздух Арктики. Именно здесь, у крайней северной точки Земли, в прошлом веке стали добывать уголь. Норвежская компания Store Norske и российский государственный трест «Арктикуголь» и сейчас его добывают, правда, не в тех масштабах, что 100 лет назад.

Из действующих угольных шахт в российском секторе архипелага осталась одна – в поселке Баренцбург. С недавних пор спуститься в подземные выработки могут не только шахтеры, но и туристы. Как утверждает руководитель Центра арктического туризма «Грумант» Тимофей Рогожин, больше ни одно угледобывающее предприятие в мире не решилось организовать регулярные туристические маршруты в шахту.

Справка

Шпицберген (Spitzbergen) располагается между 76-й и 80-й параллелями северной широты; между северными берегами Норвегии и Северным полюсом; между Гренландией и Землей Франца-Иосифа. Архипелаг состоит из пяти крупных островов, семи маленьких и множества совсем мелких, но вся жизнь здесь сосредоточена на самом большом острове – Западном Шпицбергене. Название архипелага буквально означает «острые горы» (в переводе с нидерландского spitz – «острый», bergen – «горы»).

Призраки эпохи

Центр арктического туризма «Грумант» был создан 1 апреля 2015 года как обособленное структурное подразделение государственного треста «Арктикуголь». Сегодня он является одним из самых крупных игроков на туристическом рынке не только Шпицбергена, но и всей Арктики. Это полноценное агентство, которое принимает и комплексно обслуживает туристов на архипелаге, – и один из способов диверсифицировать бизнес российского угольного предприятия.

– Собственно, с момента создания нашего центра «Арктикуголь» выделил туризм в самостоятельное направление экономической деятельности на Шпицбергене. Но нельзя сказать, что все начиналось с нуля. В том или ином виде туризм присутствовал в деятельности предприятия всегда, – рассказывает руководитель «Груманта».

Название «Грумант» – древнерусское, поморское наименование Шпицбергена. То же имя носит еще один поселок на архипелаге, работу которому давал «Арктикуголь». Но с конца девяностых угольные рудники Грумант и Пирамида стали «поселками-призраками». Люди покинули их, оставив мебель, вещи, даже портреты родных на стенах – и множество артефактов эпохи СССР. Самый северный в мире бюст Ленина – здесь. Самый северный бассейн – здесь. На фоне потрясающих природных ландшафтов – зрелище на миллион. Вот почему иностранные туристы всегда хотели приехать в бывшие советские шахтерские поселки. Экзотика!

Развалины советской эпохи на фоне арктических ландшафтов выглядят весьма экзотично

И конечно, обязательно нашлись бы желающие монетизировать эту историю. По справедливости, именно «Арктикуголь» начал вскрывать «консервы времени» и подавать их в лучшем виде приезжающим на Шпицберген с материка туристам.

– В поселке Пирамида, который был законсервирован в 1998 году и расконсервирован для туристов 2008-м, мы показываем большое количество жилых и промышленных зданий. Полноценный туристический поток запустили в 2013 году, когда здесь начал функционировать отель, – отмечает Тимофей Рогожин. – Концепция дальнейшего развития поселка Пирамида звучит как «Музей освоения Арктики эпохи развитого социализма». Музей под открытым небом.

Два года назад в Пирамиде восстановили пленочный кинематограф, и дополнительно к кинопоказам сотрудники Центра арктического туризма проводят экскурсию в фильмохранилище и кинопроекционную Дома культуры. Раз в год «Грумант» организует в «поселке-призраке» камерный фестиваль пленочного кино и раз в год – «День Пирамиды (PyramiDDay)», когда для туристов открывается значительно больше объектов, чем обычно.

Фильмохранилище стало самостоятельным туристическим объектом

Тимофей Рогожин и его команда сейчас восстанавливают интерьеры в местах посещения рудоуправления Пирамиды. А один из трекинговых маршрутов включает восхождение по галерее грузолюдского уклона шахты рудника Пирамида, которая находилась на отметках от 400 до 600 метров в горе под тем же названием.

В российских поселках Баренцбург и Пирамида и в норвежском Лонгйире у Центра арктического туризма два собственных отеля (на 46 и 48 номеров), два хостела (на 78 и 16 мест), три бара-ресторана. А также музейно-выставочный центр, центр ремесел, хаски-центр (более 80 собак), три сувенирных магазина, портовая инфраструктура. В планах создать отдельный музей горного дела (Музей шахты рудника Баренцбург). Имеется и целый парк техники для передвижения по суше и воде: 42 снегохода, 10 микроавтобусов, четыре морских катера, а также каяки, велосипеды и всевозможное оборудование и снаряжение для организации арктического туризма.

Выручка центра «Грумант» за последние пять лет увеличилась в семь раз и составила в 2019 году более 3 миллионов долларов США. В 2019 году компания обслужила свыше 36 000 туристов. Штат центра – около 70 человек. Туристическое направление не дотируется государством, является полноценным коммерческим проектом и продолжает развивать инфраструктуру за счет собственной прибыли.

Портрет туриста

Чаще всего на Шпицберген приезжают скандинавы, жители других стран Европы и США. Российских граждан всего 2–2,5 процента. Как правило, это люди в возрасте от 30 до 60 лет, которых интересуют природный, приключенческий, арктический туризм.

Забросили «якорь» в шахту

По словам Тимофея Рогожина, идею организовывать экскурсии в самую северную российскую действующую угольную шахту предложил генеральный директор треста «Арктикуголь» в 2015 году. Целью было создать еще один туристический «якорь», который задержал бы приезжающих в Баренцбург хотя бы на пару дней.

– Интерес со стороны туристов, посещающих архипелаг, к угольным шахтам существовал всегда – и как к промышленным объектам, и как к части истории и настоящего Шпицбергена, – объясняет руководитель центра «Грумант». – Чтобы проработать проект и оценить спрос со стороны туристов, мы вначале организовали экскурсию по технологическому комплексу поверхности шахты. И пришли к выводу, что туристам это интересно, а экскурсия может быть уникальной. Уникальность заключается в том, что мы самая северная российская шахта, а также единственная в мире угольная шахта, на которой проводятся экскурсии под землю.

Это единственная в мире действующая угольная шахта, открытая для туристов

Поначалу у сотрудников Центра арктического туризма были серьезные сомнения в том, что удастся согласовать экскурсионный маршрут одновременно и в российских, и в норвежских надзорных органах (а это обязательное условие для запуска проекта, ведь Шпицберген – земля Королевства Норвегия, на которой русским с 1920 года разрешено вести хозяйственную деятельность).

На разработку экскурсии, подготовительные работы непосредственно в шахте (в том числе уборку помещений и создание дополнительных мер безопасности для туристов) и последующее согласование экскурсионного маршрута в надзорных органах двух государств ушло около двух лет. В феврале 2017 года удалось получить все согласования – и с марта в угольную шахту стали водить экскурсии.

Справка

Государственный трест «Арктикуголь» Министерства энергетики РФ – головная российская организация на архипелаге Шпицберген. Трест был основан Постановлением СНК СССР от 7 октября 1931 года № 836 для «добычи и сбыта угля и других ископаемых на островах и на побережье Северного полярного моря». На архипелаге Шпицберген трест «Арктикуголь» владеет территорией в 251 квадратный километр.

Все в забой!

– Однажды после экскурсии в шахту рудника Баренцбург кто-то из наших гостей сказал: «Я бы сюда всех своих офисных сотрудников отправил, чтобы они поняли, что такое тяжелый труд на самом деле, а потом бы посмотрел в их глаза и предложил обсудить этот вопрос еще раз», – делится Тимофей Рогожин. – Основная задача экскурсии – показать реальные процессы добычи угля и работу шахтеров. Все максимально приближено к реальности. Туристическая ламповая находится в общем пространстве рабочей ламповой, практически не отличается от шахтерского комплект одежды, в который облачаются туристы, экскурсию ведут шахтеры, и у каждого туриста есть возможность пообщаться с людьми, добывающими уголь.

Экскурсия в угольное подземелье длится два часа. Группы не более 10 человек идут по маршруту в сопровождении одного из сотрудников шахты и гида. Время проведения экскурсии «вшито» в производственные процессы таким образом, чтобы, с одной стороны, создать условия максимальной безопасности туристам, с другой – не нарушать производственные процессы в работе шахты. 

Маршрут в шахту начинается с ламповой, где туристам выдают все средства защиты

– Из-за этого мы ограничены двумя группами в утренние часы в будние дни и тремя группами – в выходные. Таким образом, естественное ограничение турпотока составляет 160 человек в неделю, или около 5 000 человек за туристический сезон. Однако нас более чем устраивает такое ограничение по потоку, до «пиковой» нагрузки еще очень и очень далеко, – констатирует руководитель Центра арктического туризма.

Маршрут в шахту начинается в ламповой, где туристам проводят инструктаж по безопасности, выдают экипировку и аварийное снаряжение (грязезащитный комбинезон, сапоги, перчатки, каски с фонарями-«коногонками» и самоспасатели). Затем все спускаются по галерее и видят технологический комплекс поверхности шахты; все идут по штольне № 1 к грузолюдскому уклону, видят шахтные кареты, на которых спускаются и поднимаются шахтеры. В это время гид рассказывает о технологических процессах добычи угля, структуре и устройстве шахты. Уже на обратном пути туристы посещают конвейерную штольню, где происходит выдача угля на-гора, и после этого возвращаются на технологический комплекс шахты и в ламповую, где заканчивается экскурсия.

Арктический туризм в цифрах
  • 744 человека посетили в 2019 году шахту рудника Баренцбург.
  • 18 000 человек побывали на объектах поселка Пирамида.
  • 450 крон (примерно 3 600 рублей) стоит экскурсия в шахту рудника Баренцбург.
  • 80–110 крон (640–880 рублей соответственно) стоят экскурсии по поселку Пирамида.

Мифы Шпицбергена

Самое большое количество мифов здесь – про уголь. Больше, чем про медведей. А где мифы, там и вопросы туристов. Ответим заранее на самые популярные.

Сколько действующих угольных шахт на Шпицбергене?

В настоящий момент осталось две действующие угольные шахты. Шахта рудника Баренцбург в российском Баренцбурге принадлежит государственному тресту «Арктикуголь», шахта № 7 в норвежском Лонгйире – собственность государственной компании Store Norske. Не так давно еще была жива норвежская шахта Sveagruva, но и ее сначала законсервировали, а потом полностью закрыли.

Могут ли в будущем появиться новые угольные шахты?

Скорее нет, чем да. Во-первых, норвежцы всячески препятствуют и будут препятствовать любой человеческой деятельности на Шпицбергене, которая может нарушить и без того шаткий экологический баланс в Арктике. Во-вторых, добыча угля на архипелаге перестала быть рентабельным бизнесом еще сто лет назад. Уже с 1930-х годов и норвежская, и российская государственные угольные компании постоянно дотировались правительствами. Начиная примерно с 1970-х российская угледобыча на Шпицбергене нужна исключительно ради присутствия на территории.

Правда ли, что действующие шахты в Лонгйире и Баренцбурге добывают уголь только для собственных нужд?

Это один из самых устоявшихся мифов. Но он не соответствует действительности. В настоящее время уровень добычи угля и у россиян, и у норвежцев на Шпицбергене минимален (похоже, здесь действуют две самые маленькие угольные шахты в мире), но все-таки большая часть добытого угля экспортируется. Результаты и у нас, и у соседей примерно одинаковы. Обе шахты добывают около 120 000 тонн угля в год, из них около 30 000 тонн используются на ТЭС в Баренцбурге и в Лонгйире, остальное уходит в страны Европы. Вырученные деньги обе компании используют на Шпицбергене, но они не покрывают все расходы на добычу угля и содержание инфраструктуры.

Правда ли, что Россия должна добывать уголь на Шпицбергене, чтобы не потерять возможность вести здесь хозяйственную деятельность?

Это тоже один из популярных мифов. В его основе – статьи Договора о Шпицбергене 1920 года и последующих двух документов 1925 года – Горного устава Шпицбергена и Закона о Свальбарде (Шпицбергене), касающиеся участков для добычи угля. Там действительно очень подробно прописывался порядок использования этих участков: и сколько времени отводится на подготовку к началу добычи, и сколько человеко-часов должно быть отработано, чтобы право на участок сохранялось... Но эти документы столетней давности имеют очень много атавизмов. Кроме того, участки треста «Арктикуголь» на Шпицбергене являются его собственностью. И даже если трест перестанет добывать уголь, то и право на участки, и право на ведение российскими предприятиями хозяйственной деятельности на Шпицбергене останутся незыблемыми.

Зачем вообще добывать уголь на Шпицбергене?

История хозяйственной деятельности на Шпицбергене началась с угля и продолжалась углем. Уголь был основой всего. Но в 90-е норвежский Шпицберген пошел по пути развития диверсификации экономики, очень активно здесь начали развиваться местный бизнес и наука. В частности, появился международный арктический университет UNIS. За последние тридцать лет Лонгйир изменился до неузнаваемости, однако влияние угольной компании Store Norske на его жизнь остается очень большим. Store Norske является стержнем всего общества Лонгйира, а шахтеры и их семьи – основа местного общества и хранители традиций. Также на угледобыче завязана и жизнь в российском Баренцбурге. Можно много говорить о том, что добывать уголь бессмысленно, но он по-прежнему остается базой всей жизни на архипелаге.

Вредят ли выбросы угольных ТЭС экологии Шпицбергена?

Выбросы всех угольных ТЭС вредны. У норвежцев суперсовременные очистные сооружения, и вред от выбросов угольной ТЭС в Лонгйире сведен к минимуму. В Баренцбурге все не так радужно, однако после капитальной реконструкции ТЭС около десяти лет назад ситуация стала намного лучше. И на сегодняшний день выбросы нашей станции вполне устраивают норвежцев с точки зрения ПДК вредных веществ, а их требования весьма жесткие.

Действительно ли дороги в Баренцбурге зимой посыпают углем?

Это миф. Иногда во время очень сильной гололедицы дороги в поселке посыпают шлаком или породой из шахты, но не углем. Впрочем, в последнее время уходят и от этой практики, насколько это возможно, и постепенно переходят на «отсев» – измельченную горную породу.

Кстати

«Почти вся территория Шпицбергена – заповедная зона. Зимой можно кататься на снегоходах (никак не вредит земле), а летом даже ступить ногой на землю приравнивается к преступлению. Жители здесь внимательны к окружающей среде и заботятся о природе. Природа доминирует. Она главная. Вся жизнь людей зависит от ее капризов».

(Из книги отзывов Центра арктического туризма)

Комментарии
Написать комментарий
O Sh
Очень интересно!