Выпуски
Вход

Фабрики – туристам

Производства становятся прозрачными, чтобы не стать призрачными

Скачать фото

Постиндустриальный мир сходит с ума от нехватки впечатлений. В поисках новых смыслов и эмоций люди готовы ехать хоть на край Земли; готовы блуждать по лабиринтам времени в заброшенных зданиях, спускаться в угольную шахту, идти в горячие и холодные цеха, становиться подмастерьями кузнецов и камнерезов. А урбанисты всех стран как будто сговорились превратить старинные заводы и фабрики в лофты и креативные пространства. Хипстеры осаждают стены бывших мануфактур, а малоизвестные уличные художники и художники с мировыми именами рисуют гигантские картины на стенах заводских цехов – и вот уже мир черной металлургии не черно-белый, а цветной.

Мир, конечно, никогда не будет прежним. Пляжи, горнолыжные курорты, лучшие музеи мира, отдых у бабушки в деревне, походы с рюкзаком за плечами и песнями у костра – все это было у людей и в прошлом столетии. И тогда же, в XX веке, люди открыли для себя новый источник впечатлений – наблюдать за тем, как работают другие.

Это оказалось не только приятным (для одних), но и выгодным (для других) занятием. Промышленный туризм уже больше 100 лет приносит неплохие прибыли владельцам заводов и пароходов на Западе и делает узнаваемыми города и регионы. Российские компании только-только шагнули на тропу индустриального туризма и идут по ней с большой опаской.

Как у них?

Говорят, все началось на винокурне Джека Дэниэла в штате Теннеси. В день, когда юный Джек (парню было всего 13 лет!) воплотил в жизнь свою американскую мечту – стал владельцем винокурни в крошечном городке Линчбург, – любой желающий мог зайти к нему и увидеть весь процесс производства алкогольного напитка на родниковой воде из известковой пещеры. Это случилось в 1866 году. Так возник промышленный туризм, а Америка узнала вкус настоящего виски Jack Daniel’s.

Парень оказался еще и гением маркетинга: он первым придумал использовать воздушные шары для рекламы виски и выпускать памятные бутылки, посвященные тому или иному событию. Девиз основателя компании – «Пока мы делаем этот виски, мы будем делать его так хорошо, как только можем» – незыблем и полтора века спустя, а в Линчбург по-прежнему едут туристы с разных континентов, чтобы посетить знаменитую винокурню Джека Дэниэла. Туризм стал еще одним источником пополнения бюджета городка, как и сами продажи высококачественного алкоголя здесь, на родине виски.

Винокурня Джека Дэниэла все еще работает и все еще верна девизу основателя


Открытость – главный компонент производства на заводах США, Франции, Великобритании, Германии, Японии. Именно эти страны больше века являются лидерами промышленного туризма. Увидеть можно все: сыроварни и шоколадные фабрики, виноградники и винодельни, завод и музей промышленности и технологий Toyota в японском Нагоя, финальную сборку самолетов компании Airbus во французской Тулузе, роботизированный завод по выпуску автомобилей Land Rover в Великобритании, сборочные конвейеры заводов BMW в Мюнхене и Лейпциге.

О том, как автопром, зазывая к себе туристов, заводит на полную мощность не только заводы, но и города, рассказывает в интервью «ОМК Команде» руководитель программы развития промышленного туризма Агентства стратегических инициатив (АСИ) Ольга Шандуренко. В частности, она вспоминает поездку в немецкий Вольфсбург, где выпускают автомобили Volkswagen, вместе с делегацией из Тольятти.

К слову, Volkswagen, который долго позиционировал себя как производитель «народного автомобиля» (что заложено в самом названии), единственную свою модель премиум-класса Phaeton на протяжении 14 лет производил на «Стеклянной фабрике» (Gläserne Manufaktur) в Дрездене. Все наружные стены здания прозрачные – и каждый человек с улицы мог наблюдать процесс ручной сборки автомобилей с открывающимся верхом. Главным же достоинством «Стеклянной мануфактуры» была не красота, а то, что покупатель мог заранее определить комплектацию своей машины, цвет кузова, кожу салона, «собрать» ее на гигантском сенсорном мониторе, затем проследить весь цикл производства и забрать готовую машину с конвейера. Когда в 2016 году компания приняла решение снять флагманский седан с производства, в стенах «Стеклянной мануфактуры» открыли выставочный зал, где посетителям показывают новейшие достижения Volkswagen в области электрических силовых установок и цифровых технологий.

«Стеклянная мануфактура» раньше выпускала премиальные седаны, а сейчас стала выставочным залом Volkswagen

Почему иностранные компании не боятся демонстрировать свои суперсовременные и высокотехнологичные производства всем (и даже конкурентам), объясняется просто: технологии не лежат на поверхности, они спрятаны в головах. «Срисовать» высокое качество японских и немецких автомобилей, глядя на сборочный конвейер, не то что сложно – невозможно. А вот увидеть своими глазами, как с конвейера сходит твой персональный автомобиль, – сильный аргумент в пользу того или иного бренда. (А о том, как много значит бренд, «ОМК Команда» рассказывала буквально в предыдущем выпуске.) Когда конкуренты дышат в спину (где-где, а в немецком автопроме это дыхание особенно ощутимо), каждый сильный бизнес начинает еще более стремительно вращаться вокруг клиента, а «турист» – второе имя этого клиента.

В последнее время на Западе активно вошел в обиход термин «экономика опыта», или «экономика впечатлений». Он описывает новую модель потребления, в которой люди все меньше денег тратят на покупку дорогих товаров, но охотно раскошеливаются на впечатления. Постить в социальных сетях новенький BMW – моветон, а подняться на какую-нибудь не самую высокую гору – десятки лайков. Туристы становятся «коллекционерами мест», так почему бы им не отправиться вместо Гималаев и Ниагарского водопада на завод или в шахту: селфи на фоне раскаленного металла и старинных механизмов – или, наоборот, суперсовременных – выглядит не менее эффектно.

Авторы бестселлера «Экономика впечатлений» Джозеф Пайн и Джеймс Гилмор (с них и пошел гулять по миру термин) утверждают: «Работа – это театр, а каждый бизнес – сцена». Без перевода понятно, что современного потребителя голыми руками не возьмешь, ему не только хлеб, но и зрелище полагается. Человек хочет получить в руки не товар, а образ. А красиво работающее и прозрачное для посторонних глаз промышленное предприятие внушает клиенту больше доверия, чем закрытое на все замки.

Как у нас?

У нас все значительно скромнее. Допустим, приходит менеджер по развитию промышленного туризма к директору завода и говорит: «А давайте откроем регулярные туры на предприятие, будем экскурсии по цехам водить, деньги начнем зарабатывать». А директор в ответ по Станиславскому: «Не верю! У нас тут работа, а не театр. А если твой турист полезет, куда его не просят? А если что с ним случится в цехе, кто за это будет отвечать? А если фотографировать начнет все подряд? В общем, давай отложим эту пустую затею, хватит нам того, что день открытых дверей проводим».

И ведь не возразишь. Всегда найдется много причин, ограничивающих допуск туристов в цеха: и Ростехнадзор, и Роспотребнадзор, и еще какой-нибудь -надзор, например собственная служба безопасности. И расхожее убеждение «большие деньги любят тишину». И отсутствие инфраструктуры, которая обеспечит качественный прием туристов: в маленьких городах редко найдешь хорошие кафе и рестораны, гостиницы на разный кошелек. А выгода от развития индустриального туризма не так уж очевидна ни самому заводу, ни городу, в котором он находится. А тут еще коронавирус на наши головы: какой туризм, все сидим дома.

Впрочем, не все так грустно. В этом номере журнала мы собрали для вас, пожалуй, лучшие практики развития промтуризма в России. И подкрепили их авторитетным мнением людей, которые уверены: индустриальный туризм – не обуза и не наказание, а мощнейший ресурс экономического роста, средство формирования региональных брендов и нового привлекательного образа страны. При благоприятном стечении обстоятельств и грамотном продвижении турпродукта заводские цеха, шахты, карьеры, ремесленные мастерские могут привлечь не только местных туристов, но и зарубежных «коллекционеров мест».

Башня инженера Шухова на ВМЗ привлекает внимание туристов

Агентство стратегических инициатив (АСИ) в очень непростой для экономики «ковидный» год заключило с субъектами Российской Федерации 17 соглашений о развитии промышленного туризма. На очереди еще несколько областей, краев и республик, готовых системно двигаться к экономике впечатлений, открывать брендовые для региона предприятия, в том числе для иностранных туристов. В числе первых такие соглашения подписали Самарская, Мурманская, Смоленская, Челябинская, Свердловская и другие области, Камчатский край, Республика Саха (Якутия), Чувашская Республика. В каждом из этих регионов уже есть опыт организации туров на действующие производства.

Кстати

250 предприятий открыты сегодня для туристов на территории России, говорят данные АСИ. Но это капля в море. Ведь только на конец прошлого года в России действовали:

  • 17 161 предприятие по добыче полезных ископаемых;

  • 309 846 обрабатывающих предприятий;

  • 22 520 предприятий по обеспечению электрической энергией, газом и паром и кондиционированию воздуха;

  • 26 123 предприятия по водоснабжению, водоотведению, организации сбора и утилизации отходов, деятельности по ликвидации загрязнений.

Это по-настоящему гигантский ресурс для роста промышленного туризма.

«Россия располагает богатой промышленной историей. У нее имеются известные на весь мир добывающие производственные предприятия и уникальные конструкторские бюро, которые в перспективе могут стать объектами туристического показа. И развитие промышленного туризма – масштабное направление работы на многолетнюю перспективу», – отмечали в октябре 2017 года участники туристической выставки в Екатеринбурге. В рамках этого форума под эгидой Федерального агентства по туризму в России был создан Совет по развитию промышленного туризма. А в Стратегии развития туризма в Российской Федерации на период до 2035 года, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 20 сентября 2019 года, появилась формулировка, гласящая, что промышленный туризм – это «посещения и мероприятия на объекте, позволяющие посетителям понять процессы и секреты производства, относящиеся к прошлому, настоящему или будущему».

Чтобы помочь регионам и предприятиям развивать промышленный туризм, Агентство стратегических инициатив разработало специальную методологию. Рекомендации содержат единую концепцию работы властей, предприятий, туристических организаций, советы по организации и созданию турмаршрутов и производственных экскурсий, технологии их проведения и подготовки экскурсоводов.

Один из главных разработчиков методологии, генеральный директор агентства бизнес-туризма «Майс Маркет» Сергей Рыжов поясняет: «Промышленный туризм – история не для всех предприятий, но абсолютно для всех регионов. Одни регионы высказывают намерение с помощью туризма решать задачу профориентации и привлечения на производство лучших кадров. Другие хотели бы демонстрировать потенциальным инвесторам особые экономические зоны, технопарки и инвестиционные площадки. Кто-то рассчитывает таким образом продвинуть региональные бренды и наладить внутренние поставки и экспорт товаров. А что касается предприятий и компаний, развивающих промтуризм, то практически всегда это история про социально ответственный бизнес».

И снова о моно-

О проблемах моногородов и социальной ответственности бизнеса «ОМК Команда» подробно писала в сентябрьском выпуске. Мы отмечали: крупный бизнес, который пришел в малые города серьезно и надолго, не скупится на инвестиции в развитие территорий, меняет культурный и социальный ландшафт моногородов. Объединенная металлургическая компания в этом смысле – один из лидеров в стране. Когда мы слышим название города – Выкса, – первая ассоциация, которая приходит на ум, – Выксунский металлургический завод, а следом – фестиваль «Арт-Овраг» и огромные муралы на стенах цехов. И фестиваль, и картины кисти больших мастеров появились благодаря компании и фонду «ОМК-Участие». (О том, как пополняется коллекция индустриального стрит-арт-парка, читайте в статье «Парк на стенах».)

– Промышленность, возведенная в ранг искусства, – вот что я увидела в Выксе. Меня абсолютно потряс промышленный перформанс на открытии фрески «Стой – Иди» Эрика Булатова. Я чувствовала себя точно не в России и не в Выксе, а где-нибудь в Америке, – отметила вице-президент Общенационального союза индустрии гостеприимства Наталья Осипова. – Меня потрясло, как промышленные объекты становятся объектами искусства. Сделать фреску в таких масштабах и настолько красиво ее подать – я даже не знала, что такое возможно. Нигде в России такого точно не делали. Думаю, надо периодически устраивать такие действа для туристов. Многим это будет интересно. И конечно, другим городам стоит перенять этот опыт: если и размещать на фасадах зданий картины, то известных художников, и устраивать такие перформансы.

К слову, на открытие фрески в Выксу приехало немало столичных звезд: писательница Людмила Петрушевская, телеведущий Андрей Малахов, актер и продюсер Константин Крюков, главный редактор Vogue Russia Мария Федорова... Кроме того, город с частным визитом посетил посол Италии в России Паскуале Террачано с супругой Карен.

– Я первый раз в Выксе, хотя и был знаком с несколькими его жителями. Количество арт-объектов на один квадратный метр в городе впечатляет, и мне кажется, это здорово! У города есть совершенно неожиданная сторона: не только металлургия, но и искусство. Соединение этих двух начал выделяет его среди других городов, – поделился впечатлениями Андрей Малахов.

Перформанс в честь открытия фрески «Стой – Иди» привлек в Выксу гостей из Москвы

Наталья Осипова отметила также, насколько интересна Выкса для туристов: «Город небольшой, но очень ухоженный. Великолепная набережная, великолепный музейный комплекс, великолепный отель «Баташев», великолепный парк, великолепный стадион. И весь этот комплекс – по сути, совместные действия муниципальных властей, Объединенной металлургической компании и, несомненно, жителей города. Здесь четкий пример социально ответственного бизнеса».

– Когда градообразующее предприятие занимается не только производственными вопросами, оно действительно изменяет пространство вокруг себя, вкладывая в это деньги. Такие примеры по стране нечасто можно встретить. Хотя они есть, – подчеркнула вице-президент Общенационального союза индустрии гостеприимства. – Я считаю, что должен быть бренд социально ответственного бизнеса в стране, потому что он поможет дальше инвесторам и учредителям крупных компаний работать, развивая такие моногорода до международных стандартов.

Сейчас компания идет дальше. В этом номере журнала мы рассказываем, как и зачем ОМК развивает промышленный туризм на Выксунском металлургическом заводе – и начинает развивать его на другом своем заводе, Чусовском металлургическом. А также раскрываем подробности будущего индустриально-туристского парка в Выксе и «Возвращения к истокам» – проекта реконструкции исторического центра башкирского города Благовещенска, где главным объектом на территории нового общественного пространства станут старинные здания Благовещенского арматурного завода.

Увидеть Россию и полюбить

Промышленный туризм помогает раскрыть богатейший историко-культурный потенциал разных уголков России, показать с лучшей стороны все, что делает мастеровитый и неглупый, в общем-то, народ. Учит уважать себя, страну и людей, которые первыми проложили дорогу в космос.

Ты можешь бесконечно восхищаться Илоном Маском – а можешь приехать на космодром Байконур и своими глазами увидеть запуск космического корабля «Союз», совершить полет в невесомость на борту самолета-лаборатории Ил-76 МДК или полет в стратосферу на истребителе МиГ-29, ощутить адреналин в крови при выполнении фигур высшего пилотажа. Можешь даже пройти тренировку на центрифуге и в гидролаборатории Центра подготовки космонавтов. (Впрочем, «ОМК Команда» считает, что уважение к отечественной космонавтике не мешает восхищаться Илоном Маском.)

Не говори, что ты видел в жизни все, пока не побывал на родине русского булата и гравюры на стали – Златоусте, в настоящей оружейной слободе. Пока не выплавил железо в горне, не изготовил свой булатный нож, не украсил его золотой гравировкой и не выковал железную розу. (Как попасть в оружейную слободу, рассказывает статья «Хочешь счастья? Накуй!».)

 

В оружейной слободе «АиРовка» для туристов обустроили интерактивный рудник

Вся история русской металлургии – от истоков зарождения кустарного железного промысла до создания современных промышленных гигантов – в одном из концептуальных музеев Русского Севера в Череповце. Путешествуй к истокам металлургической отрасли в вагоне академика Бардина вместе с «Северсталью» и наблюдай процесс рождения стального листа на Череповецком металлургическом комбинате (об этом – в статье «Шоу за стеклом»). И еще о многих производственных процессах можно узнать на Выксунском металлургическом заводе: здесь туристы могут увидеть выпуск и того же листа, и трубы (и большого диаметра, и диаметра поменьше), и железнодорожного колеса.

Не вздыхай и не жалуйся на душную атмосферу офиса, не рассказывай, как тебе невыносимо тяжело живется в самоизоляции, пока ты не прилетел на норвежский арктический архипелаг Шпицберген и не спустился в подземные выработки, где русские шахтеры больше 100 лет добывают уголь. (Настоящий экстрим – в статье «Арктика времен развитого туризма» . Укутайтесь потеплее, прежде чем читать.)

Уголь Шпицбергена стал «топливом» туризма на архипелаге

В общем, посмотреть в России есть что. И некоторые даже научились это показывать.

Огонь, сталь и трубы

Первый в России по количеству горнодобывающих, металлургических, обрабатывающих, машиностроительных производств регион – Урал – раньше других начал развивать и промышленный туризм.

В Свердловской области сегодня действуют больше 50 туристических маршрутов на промышленные объекты. Самые крупные проекты нацелены на подрастающее поколение. Например, в рамках проекта «Урал для школы» дети могут посетить Первоуральский новотрубный завод, Северский трубный завод, колокольный завод «Пятков и Ко», а также знаменитый Сысертский завод художественного фарфора. Открыты для туристов любого возраста Нижнетагильский металлургический комбинат, Белоярская атомная станция, музей бронетанковой техники «Уралвагонзавода» и музей военной техники Уральской горно-металлургической компании в Верхней Пышме…

Кстати, именно музеи на Урале становятся точками роста потока туристов в регион. Параллельно с этим музеи на заводе решают проблему сохранения индустриального наследия Демидовых, Строгановых, других уральских заводчиков. Наиболее известный из них – Нижнетагильский музей-заповедник «Горнозаводской Урал», в экспозицию которого включены корпуса старого Демидовского завода. Другой пример – музей-заповедник «Усолье-Строгановское» в Пермском крае.

В Челябинской области «туризм в касках» активно развивает Магнитогорский металлургический комбинат. Гости могут посетить крупнейший в стране доменный цех, прокатный стан-5000, агломерационное производство, увидеть «Укрощение огня» и «Стальную эволюцию», «Новые технологии и чистый воздух», побывать «У папы на работе». За последние два года ММК принял более 14 тысяч туристов.

 

Магнитогорский металлургический комбинат предлагает несколько вариантов экскурсий

– С недавнего времени «Магнитку» можно посетить и не выходя из дома. В год 75-летия Победы мы разработали виртуальный исторический цикл экскурсий «Маршрут Победы». Во время виртуальных экскурсий можно узнать историю военного периода ММК, познакомиться с работой легендарного толстолистового прокатного стана-4500 и увидеть паровую машину – единственный такой агрегат, до сих пор работающий в России. Первые три ролика уже доступны на наших сайтах, канале YouTube и в социальных сетях, – рассказала экскурсовод промышленного туризма ММК Ксения Суднева.

Рождение премиальной линейки огнеупорных материалов туристы могут увидеть на Саткинской производственной площадке группы «Магнезит». Это единственное в России масштабное и весьма зрелищное производство магнезиальных огнеупорных материалов и изделий из них – с гигантским карьером, воздушными канатными дорогами, высокотемпературными агрегатами для обжига сырья и получения плавленых материалов, роботизированными цехами готовых изделий. Здесь тоже – сотни гостей, в том числе иностранных.

Территория «Магнезита» открыта для туристов (фото Василия Максимова)

В цех «Высота 239», на завод компании «Этерно» в Челябинске и в цех «Железный Озон 32» в Первоуральске (все три объекта входят в состав «Группы ЧТПЗ») также проложены туристические тропы. В ноябрьском номере «ОМК Команда» подробно рассказывала, чем эти промплощадки поражают туристов: необычными цветовыми решениями, арт-инсталляциями, удобством и красотой. Официальные фотографии из цехов, больше похожих на сценические площадки, в публикациях о визитах первых лиц государства, популярных артистов и блогеров – и многочисленные селфи на фоне трубных станов, японского сада камней, каравана верблюдов, которые делают сотни туристов из разных стран. Все это моментально расходится в Интернете – и не только в русскоязычном сегменте.

Есть ли будущее у прошлого?

«Каждому художнику – по заводу». Это девиз одной из самых масштабных выставок современного искусства в России – Уральской индустриальной биеннале. С 2010 года организаторы выставки выбирают в качестве площадок для арт-резиденций бывшие и действующие промышленные предприятия и памятники индустриальной культуры. Художники, скульпторы, музыканты по-новому осмысливают уникальное явление – «горнозаводскую цивилизацию», – помещают старые и современные заводы и фабрики в новый культурно-временной контекст.

Индустриальность стала культурным кодом не только Урала, но и всей России, – уверены деятели Уральской биеннале. И поэтому важно выявлять, сохранять и предъявлять миру нашу промышленную историю.

В 2020 году в рамках проекта «Лаборатория индустриальности», который поддержал фонд Владимира Потанина, кураторы биеннале запустили цепь событий – концертов советской авангардной музыки, перформансов, лекториев – на индустриальных объектах XX века, у которых пока еще есть шансы на спасение. Помощь «Лаборатории…» получили деревянная градирня в Североуральске (Свердловская область), построенная по чертежам инженера Владимира Шухова с применением сетчатых оболочек и не имеющая пока статуса объекта индустриального наследия; шахтерский город-призрак Верхняя Губаха в Пермском крае; одна из старейших ныне действующих ГЭС и первый в России электроферросплавный завод «Пороги» в Саткинском районе Челябинской области. Кстати, последний объект в 1993 году претендовал на включение в число объектов индустриального наследия под охраной ЮНЕСКО, но статус памятника мирового значения так и не получил.

Парадокс истории или серьезная недоработка государства, но в списке объектов индустриального наследия ЮНЕСКО нет ни одного (ни одного!) объекта из России. Есть Польша, Великобритания, Франция, Германия, Швеция, Италия, Финляндия, Мексика, Япония, Бельгия, Нидерланды – с мануфактурами, фабричными поселками, старыми угольными и соляными шахтами, горными железными дорогами... Есть Буркина-Фасо, Боливия, Антигуа и Барбуда… России нет. (Убедиться в этом, а заодно узнать массу интересного об индустриальном наследии человечества вы можете, изучив инфографику в публикации «Оставили в наследие».)

Древняя металлургическая печь в Буркина-Фасо, объект индустриального наследия ЮНЕСКО

Словно и не существовало никогда в России ни рудников, ни приисков, ни шахт, ни заводов, красиво вписанных в природный ландшафт; не было трехсот лет «горнозаводской» и «равниннофабричной» цивилизации; не было эпохи советской индустриализации. О необходимости сохранения и переосмысления нашего индустриального наследия «ОМК Команда» разговаривала с писателем, сценаристом, культурологом Алексеем Ивановым и с профессором кафедры философии Ивановского государственного университета, организатором международных научно-практических конференций «Проект «Манчестер»: прошлое, настоящее и будущее индустриального города» Михаилом Тимофеевым.

Вы спросите: при чем здесь промышленный туризм? Ровно при том, при чем он существует на Западе и на Востоке, в Арктике и в Африке: люди из природного любопытства едут смотреть на то, что создается прямо сейчас, на их глазах, в стенах современных заводов и фабрик, – и с не меньшим любопытством интересуются тем, что было до них, в прошлом, позапрошлом и более ранних веках. Европа, например, бережет материальное наследие первой промышленной революции. Великобритания, Германия, Польша не испускают потоки слез о потерянном былом индустриальном величии, а просто берут индустриальность с собой в XXI век. Ревитализация бывших мануфактур и заводов – самая обычная мировая практика. Ливерпуль, Манчестер, Лодзь, где совершался промышленный переворот, Рурская область, индустриальное сердце Германии, – все это теперь территории для туристов.

Немцы превратили шахту «Цольферайн» в Эссене в место для творчества и развлечений

И поэтому правы те современные российские промышленники, кто не скупится на сохранение доставшихся им в наследство от первых владельцев старинных заводских зданий, раритетных станков, механизмов, кто не сдает их в металлолом, не рушит стены. Вот пример: музейный комплекс «Северская домна» существует с 2009 года на Северском трубном заводе (город Полевской Свердловской области). Он располагается в старых корпусах бывшего железоделательного и чугуноплавильного завода и занимает около 8 000 квадратных метров.

– Решение о масштабной реконструкции комплекса принял в 2003 году председатель Совета директоров Трубной металлургической компании Дмитрий Пумпянский. Три года готовился сложный проект. Здание, сохраненное с XIX века, требовало к себе особенного внимания, необходимо было учесть все нюансы реконструкции старинного промышленного объекта, – рассказала директор музейного комплекса «Северская домна» Анна Трепалова.

Детали металлургических агрегатов на площади «Северской домны»

Главный объект музейного комплекса – построенный в 1860 году доменный цех, объект культурного наследия федерального значения. А самое раннее здание на территории комплекса датируется 1842 годом – поэтому на площадке комплекса «Северская домна» реализуется проект «Сохранение индустриального наследия металлургической отрасли».

По словам Анны Трепаловой, не только российские туристы стремятся увидеть доменную печь XIX века, но и иностранцы – в Европе подобные объекты не сохранились. Ежегодно «Северскую домну» посещают более 13 000 человек.

Вскоре свой большой комплекс – индустриально-туристский парк «Баташев» – появится в Выксе. На территории бывшего чугунолитейного цеха ВМЗ можно будет увидеть уникальные объекты: остатки стен доменного и литейного корпусов, разрушенные юго-западный и северо-западный корпуса мастерских и уникальное гидротехническое сооружение XVIII века – плотину Верхневыксунского пруда. Сюда же перенесут два объекта работы инженера Владимира Шухова – водонапорную башню и свод листопрокатного цеха – гиперболическую конструкцию площадью 2 500 квадратных метров. Кроме исторических сооружений здесь найдется место и современным постройкам, и ландшафтным находкам. И заброшенная когда-то территория вновь оживет.

…Как сказал один из наших экспертов, креатив может стать – и становится – новым железом, новым конкурентоспособным товаром нашей промышленности, который охотно будут покупать и соотечественники, и иностранцы. Хотите узнать, как это происходит? Читайте журнал дальше.

Комментарии
Написать комментарий

Вы можете оставить первый комментарий